Борьба со слепнями и оводами

Оводовые
Научная классификация
Царство:
Животные
Тип:Членистоногие
Класс:Насекомые
Отряд:Двукрылые
Подотряд:Короткоусые
Инфраотряд:Muscomorpha
Надсемейство:Оводы (овода)
Семейство:Gasterophilidae Hypodermatidae Oestridae
Латинское название
Gasterophilidae
,
Hypodermatidae
,
Oestridae
подсемейства
Cuterebrinae Gasterophilinae Hypodermatinae Oestrinae

У этого термина существуют и другие значения, см. Овод (значения).

О́воды

(или овода) — собирательное название средних размеров мух, входящих в следующие 3 семейства: Желудочные (сем.
Gasterophilidae
), Подкожные (сем.
Hypodermatidae
) и Полостные (сем.
Oestridae)
. Всего известно около 150 видов оводов. Овода относятся к синантропным мухам (мухам, экологически связанным с поселениями человека).

Личинки оводов паразитируют на млекопитающих. Могут встречаться у человека, вызывая миазы.

У взрослых особей ротовые органы редуцированы, они не питаются (афаги).

Только один вид — человеческий кожный овод Dermatobia hominis

(Linnaeus Jr in Pallas, 1781), обитающий в Центральной Америке, — нападает на человека. Олений овод
Hypoderma tarandi
(Linnaeus, 1758) (=
Oedemagena tarandi
) много лет числился в Книге рекордов Гиннесса как самое быстролетающее насекомое, но данное заявление было опровергнуто и больше не рассматривалось.

Жизненный цикл

Оводы относятся к насекомым с полным превращением. В своём развитии они проходят фазы яйца, личинки, куколки и имаго. Полный цикл развития подкожных оводов крупного рогатого скота заканчивается в течение года.

Выход имаго оводов из куколок происходит очень быстро — в течение 2—3 сек. и через 30—60 сек. муха способна летать и спариваться.

Взрослые оводы не питаются. Живут они за счёт питательных веществ, накопленных в личиночной фазе, поэтому жизнь их непродолжительна. Взрослый овод к концу жизни теряет до 36 % своей массы. Продолжительность жизни имаго оводов составляет, по разным данным, от 3 до 20 дней. В ненастную прохладную погоду оводы не летают, запас энергии у них расходуется медленно, в связи с чем продолжительность жизни их увеличивается до 28 дней. В солнечные дни лёт оводов отмечается при температуре 6—8 °С, в пасмурные — при 13—14 °С.

Многие исследователи отмечают, что самцы собираются ежегодно на одних и тех же местах, куда для спаривания прилетают самки. После спаривания самки сразу же отправляются на поиски животных для откладки яиц.

При нападении на животных самки строки и пищеводника ведут себя по-разному. Строка летает около стада, преследуя животных и издавая характерные звуки. Животные при этом сильно беспокоятся, стараются уйти от преследования. Самка пищеводника подбирается к животным скрыто, короткими перелётами и ползком. Оставаясь незамеченной, она спокойно откладывает на один волос по 5—20 яиц в ряд. Самка строки откладывает по одному яйцу на волос.

Самки оводов весьма плодовиты, что позволяет им при сравнительно небольшой численности стойко поддерживать существование вида. Для откладки яиц самки предпочитают участки с короткой остью и обильным подшерстком в области голодной ямки, мягкой стенки живота, паха, передней части бёдер.

Начало и продолжительность лёта оводов зависит от зональных особенностей их развития, и более продолжителен лёт в центральной полосе, предгорных и горных зонах и кратковременнее в низменных зонах юга. Менее продолжителен он и в крайних северных районах своего распространения. В зависимости от погодных условий года сроки лёта оводов могут сдвигаться на две-три недели.

  • Личинки I стадии. Формирование личинок внутри яйца продолжается у строки 3—7, у пищеводника — 3—6 дней. Считается, что оптимальная температура для развития личинки в яйце составляет 30—32 °С. При таких условиях развитие заканчивается за 3,5 дня с выходом 90—100 % личинок.

Вылупившиеся из яиц личинки проникают в тело хозяина. Экстракты из средней кишки личинок I стадии строки и пищеводника обладают сильным дерматолитическим действием, что позволяет им проникать через кожу животных. Пути миграции личинок в организме хозяина точно не определены, но большинство исследователей полагают, что личинки I стадии строки после проникновения через кожу в организм животного мигрируют вдоль крупных сосудов и нервов к позвоночнику и через межпозвоночные отверстия попадают в жировую ткань спинномозгового канала, а личинки I стадии пищеводника мигрируют в сторону пищевода и локализуются в его подслизистом слое.

Необходимо отметить, что поражённость пищевода, спинномозгового канала личинками меняется по периодам года, что связано со сроками лёта оводов. Общая продолжительность пребывания личинок в пищеводе и спинномозговом канале не установлена, но там они увеличиваются в размере с 1,5 — 2,6 мм до 17 мм.

  • Личинки II и III стадий. Из пищевода и спинномозгового канала личинки мигрируют в область спины и поясницы, где формируют соединительнотканные капсулы. Для дальнейшего развития они нуждаются в кислороде атмосферного воздуха, для чего личинки образуют в коже свищевые отверстия.

После образования свища вокруг личинок формируются соединительнотканные капсулы, в которых и проходит их дальнейшее развитие. Личинки линяют и переходят в III стадию. Естественный отход личинок I стадии при интенсивности заражения 100—250 штук на одно животное составляет 70 %, гибель личинок III стадии в желваках — 21,5—21,8 %.

Созревшие личинки III стадии через свищевые отверстия в коже выходят из капсулы и падают на землю, где окукливаются.

  • Фаза куколки. Большинство личинок III стадии выходит на окукливание утром и днём. Выпавшие личинки малоактивны, окукливание их происходит в течение 1—2, реже семи суток. Развитие куколок в естественных условиях при колебании температуры в течение суток в пределах 10—21 °С и относительной влажности 60—80 % продолжается 34—44 дня.

Исследования многих отечественных учёных показали, что подкожные оводы крупного рогатого скота дают только одно поколение в год, и на всей территории совместного обитания пищеводника и строки все фазы развития первого заметно смещены на более ранние сроки.

Внешнее строение

Имаго

Размер тела мух от 9 до 25 мм. Некоторые виды имеют сходство с пчёлами и шмелями. Голова широкая, уплощенная. Глаза у большинства видов голые. Лобная полоса между глазами у самок широкая, у самцов сильно сужена, поскольку глаза сближены. Усики короткие, погружены в антеннальные ямки. Ариста (щетинка на третьем членике усиков) тонкая и обычно без волосков или перисто-опушенная у Cuterebra

. Лицо (под усиками) плоское широкое. Хоботок отсутствует или сильно редуцирован. Грудь покрыта короткими или длинными стоячими или прилегающими волосками. Под щитком располагается узкая поперечная полоса — подщиток. Ноги короткие, толстые покрыты волосками или короткими щетинками. Медиальная жилка на крыле прямая (
Gasterophilus
) или изогнутая (
Cephenomyia
), соединяется либо с костальной жилкой, либо впадает в последнюю радиальную. Брюшко шаровидное или коническое[4].

Личинки

Тело личинок состоит из 12 или 13 сегментов: псевдоцефала, трех грудных и 8—9 брюшных. Личинки линяют два раза и таким образом имеют три стадии. Окраска личинок беловатая. На брюшной стороне грудных сегментов находятся органы Кейлина, которые состоят из двух групп по три щетинки каждая и выполняющие сенсорную функцию[5][6][7].

Яйца

Яйце-живородящими являются только подсемейства Gasterophilinae, Cuterebrinae и Hypodermatinae. Окраска яиц обычно белая или золотисто-коричневая, редко чёрная. Форма яиц может быть от неправильно цилиндрические до продолговато-овальной. У Gasterophilinae и Cuterebrinae развита крышечка, предназначенная для выхода личинки. У подкожных и желудочных оводов яйца могут быть снабжены специальным придатком с помощью которого прикрепляются к хозяину. В редких случаях такого придатка может не быть (Portschinskia

). На поверхности яиц
Cuterebra
имеется сложная сеть из отверстий и ямок, у Gasterophilinae эта сеть менее выражена[6][7][8].

Семейства оводов

Желудочные овода

(сем.
Gasterophilidae
). Типичный представитель семейства –
желудочный овод лошадиный
(
Gasterophilus intestinalis
Deg.). Массовый паразит лошадей и ослов. Распространён повсеместно. Самка откладывает яйца на волосяной покров головы и конечностей хозяина, а также на его кормовые растения. Вылупившиеся личинки активно или с пищей проникают в пищеварительный тракт. Здесь они созревают и выходят наружу вместе с испражнениями. Личинки при активном продвижении внедряются в кожу и проделывают в ней ходы, нарушая целостность кожного покрова и вызывая сильный зуд. Паразитирование личинок оводов в желудке вызывает катары[1][2][3].

Подкожные овода

(сем.
Hypodermatidae
). Наиболее известный и многочисленный вид –
подкожный овод бычий
(
Hypoderma bovis
L.). Распространён повсеместно, кроме Крайнего Севера. Паразит крупного рогатого скота. Самка прикрепляет яйца поодиночке к волосам на тела хозяина. Вылупившиеся личинки внедряются через кожу в организм животного и мигрируют в тканях, вызывая миазы. Перед линькой во II стадию они выходят под кожу спины хозяина, образуя желваки с отверстиями (свищами). Через свищи поступает воздух к дыхальцам личинок и осуществляется их выход наружу. Описаны случаи проникновения личинок подкожного овода в мозг человека с летальным исходом[1][2][3].

Полостные овода

(сем.
Oestridae
). Наибольшее значение имеют
полостной овечий овод
(
Oestrus ovis
L.) и
русский овод
(
Rhinoestrus purpureus
Br.). Первый вид паразитирует на домашних овцах и козах, а второй – на лошадях и ослах. Полостные оводы – живородящие насекомые. Самки рождают личинок, которых на лету выбрызгивают в ноздри и глаза животных или человека. Личинки паразитируют на веке, слизистой оболочке глаза и носа, внутри глазного яблока. При проникновении внутрь головы личинки локализуются в носовых и лобных пазухах, решетчатой кости, в глотке. Полостные оводы являются
эндопаразитами
и вызывают полостные миазы[1][2][3].

Профилактические меры

Чтобы людей и животных меньше мучили оводы, следует соблюдать чистоту в месте содержания и выгула скота. Также позаботьтесь о том, чтобы вблизи животного не было стоячей воды, где любят собираться насекомые. Не лишней будет система, помогающая осушать лишнюю влагу.

Если на даче находится пруд, в летнее время лучше его прикрывать.

Людям, разводящим скот, следует знать об опасностях, которые подстерегают их животных из-за оводов. Как бороться с оводами – вопрос, интересующий многих, и к счастью, ответов на него много.

Примечания

  1. 123
    Горностаев Г. Н. Насекомые СССР. М., Мысль. 1970. 372 с.
  2. 123
    Дербенева-Ухова В. П. Синантропные мухи // В кн.: Руководство по медицинской энтомологии. М.: Медицина, 1974, С.176-203
  3. 123
    [vk.com/doc144951596_371468117?hash=7450e4eba60b6d93f9&dl=b521c85d3a9f28226e Авторы Чебышев Н. В. и др.; под ред. Н. В. Чебышева Библиография: «Медицинская паразитология: учебное пособие для студентов медицинских вузов»]
  4. [dic.academic.ru/dic.nsf/vasmer/44918/%D0%BF%D0%B0%D1%83%D1%82 паут]
    — статья из Этимологического словаря русского языка Макса Фасмера
  5. [dic.academic.ru/dic.nsf/vasmer/44266/%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B4 овод]
    — статья из Этимологического словаря русского языка Макса Фасмера

Симптомы укусов слепня

Слепни – разновидность мух с достаточно большими размерами. Поэтому не заметить его приближение очень тяжело. Но тактика этих насекомых очень своеобразная – пока одни особи отвлекают жертву, вторые незаметно подползают или подлетают к ней, совершая укус для высасывания крови и отложения личинок.
В связи с мощным сосущим аппаратом оводов и агрессивностью их слюны по отношению к тканям организма, не заметить сам момент укуса невозможно. Это ощущается, как резкая жгучая боль в месте укуса, сопровождающаяся сильным зудом. За короткое время появляется отек в виде узелка, который постепенно распространяется на окружающие ткани. Возникает гиперемия (покраснение) кожи, которая вызывает жжение и сильный зуд.

Часто могут возникать аллергические высыпания на коже, особенно у людей, склонных к аллергии. При множественных укусах возможно тела и общие реакции в виде общей слабости и плохого самочувствия. Единичные укусы никогда не вызывают общих реакций.

Ссылки

  • [www.encyclopedia.com/html/b1/botfly.asp Encyclopedia.com article] (англ.)
  • [www.bigwavetv.com/programs/prog_bug.html «Bug Attack» documentary: includes footage and description of botflies] (англ.)
  • [www.snopes.com/horrors/insects/wormeye.htm A snopes article concerning a botfly infestation] (англ.)
  • [www.ambergriscaye.com/pages/town/botfly.html Human Botfly, Description and Cure] (англ.)
  • [www.youtube.com/watch?v=23eimVLAQ2c Footage of a Human Botfly removal] (англ.)

Отрывок, характеризующий Овод

Впереди его был мост, а у моста, стреляя, стояли другие солдаты. Пьер подъехал к ним. Сам того не зная, Пьер заехал к мосту через Колочу, который был между Горками и Бородиным и который в первом действии сражения (заняв Бородино) атаковали французы. Пьер видел, что впереди его был мост и что с обеих сторон моста и на лугу, в тех рядах лежащего сена, которые он заметил вчера, в дыму что то делали солдаты; но, несмотря на неумолкающую стрельбу, происходившую в этом месте, он никак не думал, что тут то и было поле сражения. Он не слыхал звуков пуль, визжавших со всех сторон, и снарядов, перелетавших через него, не видал неприятеля, бывшего на той стороне реки, и долго не видал убитых и раненых, хотя многие падали недалеко от него. С улыбкой, не сходившей с его лица, он оглядывался вокруг себя. – Что ездит этот перед линией? – опять крикнул на него кто то. – Влево, вправо возьми, – кричали ему. Пьер взял вправо и неожиданно съехался с знакомым ему адъютантом генерала Раевского. Адъютант этот сердито взглянул на Пьера, очевидно, сбираясь тоже крикнуть на него, но, узнав его, кивнул ему головой. – Вы как тут? – проговорил он и поскакал дальше. Пьер, чувствуя себя не на своем месте и без дела, боясь опять помешать кому нибудь, поскакал за адъютантом. – Это здесь, что же? Можно мне с вами? – спрашивал он. – Сейчас, сейчас, – отвечал адъютант и, подскакав к толстому полковнику, стоявшему на лугу, что то передал ему и тогда уже обратился к Пьеру. – Вы зачем сюда попали, граф? – сказал он ему с улыбкой. – Все любопытствуете? – Да, да, – сказал Пьер. Но адъютант, повернув лошадь, ехал дальше. – Здесь то слава богу, – сказал адъютант, – но на левом фланге у Багратиона ужасная жарня идет. – Неужели? – спросил Пьер. – Это где же? – Да вот поедемте со мной на курган, от нас видно. А у нас на батарее еще сносно, – сказал адъютант. – Что ж, едете? – Да, я с вами, – сказал Пьер, глядя вокруг себя и отыскивая глазами своего берейтора. Тут только в первый раз Пьер увидал раненых, бредущих пешком и несомых на носилках. На том самом лужке с пахучими рядами сена, по которому он проезжал вчера, поперек рядов, неловко подвернув голову, неподвижно лежал один солдат с свалившимся кивером. – А этого отчего не подняли? – начал было Пьер; но, увидав строгое лицо адъютанта, оглянувшегося в ту же сторону, он замолчал. Пьер не нашел своего берейтора и вместе с адъютантом низом поехал по лощине к кургану Раевского. Лошадь Пьера отставала от адъютанта и равномерно встряхивала его. – Вы, видно, не привыкли верхом ездить, граф? – спросил адъютант. – Нет, ничего, но что то она прыгает очень, – с недоуменьем сказал Пьер. – Ээ!.. да она ранена, – сказал адъютант, – правая передняя, выше колена. Пуля, должно быть. Поздравляю, граф, – сказал он, – le bapteme de feu [крещение огнем]. Проехав в дыму по шестому корпусу, позади артиллерии, которая, выдвинутая вперед, стреляла, оглушая своими выстрелами, они приехали к небольшому лесу. В лесу было прохладно, тихо и пахло осенью. Пьер и адъютант слезли с лошадей и пешком вошли на гору. – Здесь генерал? – спросил адъютант, подходя к кургану. – Сейчас были, поехали сюда, – указывая вправо, отвечали ему. Адъютант оглянулся на Пьера, как бы не зная, что ему теперь с ним делать. – Не беспокойтесь, – сказал Пьер. – Я пойду на курган, можно? – Да пойдите, оттуда все видно и не так опасно. А я заеду за вами. Пьер пошел на батарею, и адъютант поехал дальше. Больше они не видались, и уже гораздо после Пьер узнал, что этому адъютанту в этот день оторвало руку. Курган, на который вошел Пьер, был то знаменитое (потом известное у русских под именем курганной батареи, или батареи Раевского, а у французов под именем la grande redoute, la fatale redoute, la redoute du centre [большого редута, рокового редута, центрального редута] место, вокруг которого положены десятки тысяч людей и которое французы считали важнейшим пунктом позиции. Редут этот состоял из кургана, на котором с трех сторон были выкопаны канавы. В окопанном канавами место стояли десять стрелявших пушек, высунутых в отверстие валов. В линию с курганом стояли с обеих сторон пушки, тоже беспрестанно стрелявшие. Немного позади пушек стояли пехотные войска. Входя на этот курган, Пьер никак не думал, что это окопанное небольшими канавами место, на котором стояло и стреляло несколько пушек, было самое важное место в сражении. Пьеру, напротив, казалось, что это место (именно потому, что он находился на нем) было одно из самых незначительных мест сражения. Войдя на курган, Пьер сел в конце канавы, окружающей батарею, и с бессознательно радостной улыбкой смотрел на то, что делалось вокруг него. Изредка Пьер все с той же улыбкой вставал и, стараясь не помешать солдатам, заряжавшим и накатывавшим орудия, беспрестанно пробегавшим мимо него с сумками и зарядами, прохаживался по батарее. Пушки с этой батареи беспрестанно одна за другой стреляли, оглушая своими звуками и застилая всю окрестность пороховым дымом. В противность той жуткости, которая чувствовалась между пехотными солдатами прикрытия, здесь, на батарее, где небольшое количество людей, занятых делом, бело ограничено, отделено от других канавой, – здесь чувствовалось одинаковое и общее всем, как бы семейное оживление. Появление невоенной фигуры Пьера в белой шляпе сначала неприятно поразило этих людей. Солдаты, проходя мимо его, удивленно и даже испуганно косились на его фигуру. Старший артиллерийский офицер, высокий, с длинными ногами, рябой человек, как будто для того, чтобы посмотреть на действие крайнего орудия, подошел к Пьеру и любопытно посмотрел на него. Молоденький круглолицый офицерик, еще совершенный ребенок, очевидно, только что выпущенный из корпуса, распоряжаясь весьма старательно порученными ему двумя пушками, строго обратился к Пьеру. – Господин, позвольте вас попросить с дороги, – сказал он ему, – здесь нельзя. Солдаты неодобрительно покачивали головами, глядя на Пьера. Но когда все убедились, что этот человек в белой шляпе не только не делал ничего дурного, но или смирно сидел на откосе вала, или с робкой улыбкой, учтиво сторонясь перед солдатами, прохаживался по батарее под выстрелами так же спокойно, как по бульвару, тогда понемногу чувство недоброжелательного недоуменья к нему стало переходить в ласковое и шутливое участие, подобное тому, которое солдаты имеют к своим животным: собакам, петухам, козлам и вообще животным, живущим при воинских командах. Солдаты эти сейчас же мысленно приняли Пьера в свою семью, присвоили себе и дали ему прозвище. «Наш барин» прозвали его и про него ласково смеялись между собой. Одно ядро взрыло землю в двух шагах от Пьера. Он, обчищая взбрызнутую ядром землю с платья, с улыбкой оглянулся вокруг себя. – И как это вы не боитесь, барин, право! – обратился к Пьеру краснорожий широкий солдат, оскаливая крепкие белые зубы. – А ты разве боишься? – спросил Пьер. – А то как же? – отвечал солдат. – Ведь она не помилует. Она шмякнет, так кишки вон. Нельзя не бояться, – сказал он, смеясь. Несколько солдат с веселыми и ласковыми лицами остановились подле Пьера. Они как будто не ожидали того, чтобы он говорил, как все, и это открытие обрадовало их. – Наше дело солдатское. А вот барин, так удивительно. Вот так барин! – По местам! – крикнул молоденький офицер на собравшихся вокруг Пьера солдат. Молоденький офицер этот, видимо, исполнял свою должность в первый или во второй раз и потому с особенной отчетливостью и форменностью обращался и с солдатами и с начальником. Перекатная пальба пушек и ружей усиливалась по всему полю, в особенности влево, там, где были флеши Багратиона, но из за дыма выстрелов с того места, где был Пьер, нельзя было почти ничего видеть. Притом, наблюдения за тем, как бы семейным (отделенным от всех других) кружком людей, находившихся на батарее, поглощали все внимание Пьера. Первое его бессознательно радостное возбуждение, произведенное видом и звуками поля сражения, заменилось теперь, в особенности после вида этого одиноко лежащего солдата на лугу, другим чувством. Сидя теперь на откосе канавы, он наблюдал окружавшие его лица. К десяти часам уже человек двадцать унесли с батареи; два орудия были разбиты, чаще и чаще на батарею попадали снаряды и залетали, жужжа и свистя, дальние пули. Но люди, бывшие на батарее, как будто не замечали этого; со всех сторон слышался веселый говор и шутки. – Чиненка! – кричал солдат на приближающуюся, летевшую со свистом гранату. – Не сюда! К пехотным! – с хохотом прибавлял другой, заметив, что граната перелетела и попала в ряды прикрытия. – Что, знакомая? – смеялся другой солдат на присевшего мужика под пролетевшим ядром. Несколько солдат собрались у вала, разглядывая то, что делалось впереди. – И цепь сняли, видишь, назад прошли, – говорили они, указывая через вал. – Свое дело гляди, – крикнул на них старый унтер офицер. – Назад прошли, значит, назади дело есть. – И унтер офицер, взяв за плечо одного из солдат, толкнул его коленкой. Послышался хохот.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: